Мои стандарты: как я учился джазовой импровизации

Однажды я понял, что буду откладывать бесконечно, и в последний день записался на джазовую импровизацию на курсере. Был психологический момент: мол, кто я такой, чтобы взять и заняться джазом? Фрэнк Гамбале? Однако, успешно закончив курс, теперь понимаю, что зря сомневался и недооценивал себя.
В обучении нет ничего сверхсложного — потому что курс посвящён не технике, и выпиливать «Полёт шмеля» на своём инструменте не требуется. Курс даёт ориентиры, и показывает ключевые моменты импровизации, без которых пытаться играть или сочинять интересно (красиво, фирмóво) всё равно, что тыкаться в тёмной комнате по разным углам в надежде найти выключатель.

Автор

Курс представляет собой записи лекций, которые ведёт Гэри Бёртон (Gary Burton), под вывеской Музыкального колледжа Беркли (Berklee College of Music). Гэри Бёртон — это музыкантище, столп и живая легенда джаза. Кроме трёх-четырёх десятков собственных альбомов, Бёртон записал несколько совместных пластинок с Чиком Кориа, играл вместе со Стэном Гетцем, Китом Джарретом, с гитаристами Патом Мэтини, Джоном Скофилдом, Куртом Розенвинклем и ещё с огромной толпой разных других музыкантов.

Бёртон играет на вибрафоне (на более традиционных клавишных инструментах тоже), и лекции читает как раз за одним из таких стильных металлических страшилищ. Сначала смотрел с опаской (все пластинки одного цвета, и только отдалённо напоминают клавиши фортепиано), а потом привык: так даже лучше, потому что не отвлекаешься на «чтение аппликатуры», а слушаешь, что играет лектор.

Обучение

Memories of Tomorrow (K. Jarrett), одно из заданий.

Сначала я пытался проходить курс как свой предыдущий на курсере, по теории музыки — каждый день смотришь одно-два видео, разбираешь тему, а в конце недели выполняешь задание. Эта схема оказалась нерабочей, потому что на деле новая тема даётся вкратце, и все лекции довольно короткие, с расчётом на хорошую самостоятельную работу. В конце каждой недели требовалось сдать несложный тест, выполнить письменное задание и записать свою импровизацию на заданную тему (джазовый стандарт или просто известная композиция). Ну а после оценить такие же работы своих сокурсников.

Для меня выучить новую тему, а затем записать за день сносный трек оказалось невыполнимым (скорее, неприемлемым, потому что для комфортной игры мне нужно, чтобы тема сидела в пальцах). Поэтому я предпочитал просмотреть все лекции за день, и в течение недели играл на заданный стандарт, параллельно упражняясь с новыми концепциями. В итоге, на запись трека я выделял целый день: играл квадрат за квадратом и оставлял только то, что понравилось. Так, кстати, делал Майлз Дэвис на Bitches Brew.

Письменные задания не были сложными, достаточно было начальных знаний теории музыки: указать, какой лад подойдёт для данного аккорда, описать форму произведения. Только нотная запись, никаких аппликатур.

После вводной лекции студентам сразу предлагается записать произвольную импровизацию на стандарт What is this thing called love.
Взявшись за дело, я понял, что не имею представления, как обыгрывать диковинные тогда для меня аккорды вроде C7b9 или Gm7b5. Сыграв мажором и пентатониками, как получилось (так себе), я подумал, что

это как прийти в секцию научиться прыгать с парашютом, а тебе там говорят: сначала прыгни, как умеешь, а потом мы покажем, как надо.

Впрочем, на следующих занятиях процесс пошёл, и импровизировать стало легче, потому что появилось хоть какое-то понимание о том, как играть.

Темы

За 5 недель (1-я неделя — просто вводная) на курсе проходят:

  • Импровизация как язык — сравнение живого языка и импровизации. Импровизация как рассказ, состоящий из мотивов, фраз, предложений.
  • Словарь импровизатора: 10 самых распространённых гамм: 7 натуральных ладов, 3 дополнительных доминантовых лада.
  • Выбор подходящей гаммы в реальном времени. Подбор ладов для типов септаккордов: мажорного (maj7), минорного (m7), доминантового (7) и полууменьшенного (m7b5). Также затрагиваются альтерированные доминантсептаккорды.
  • Гармония для импровизатора. Использование опорных звуков (guide tones) аккордов в мелодической линии.
  • Тема и вариация. Способы разнообразить игру и развить тему с помощью различных вариаций и украшений мелодии.

На сайте Беркли я нашёл оригинальный курс, который состоит из 12 уроков/недель, и стоит за $1,200. Сравнив программы, можно понять, что на курсере — около половины всего того, что там преподаёт Бёртон. Не включены темы про блюз, анализ песни, советы по солированию (где затронуты такие интересные вопросы, как хроматика и уменьшенная гармония), аккомпанемент и урок с таким интригующим названием, как Общение с Подсознательным (Communicating with the Unconscious). Последнее явно применимо к импровизации, как, наверное, и ко всему спонтанному вообще.

Блюз на курсе никак не разбирается, есть только задание на последней неделе — развить заданную тему на блюзовый квадрат. Ещё хотелось узнать что-нибудь дельное по применению хроматики, потому что альтерация ступеней добавляет красок, и во многом создаёт тот самый «джазовый звук». Но хроматика упоминается лишь вскользь, как «мощное секретное оружие импровизатора», даётся лишь пара практических советов (настолько секретное). Не затронут мелодический минор и лады на его ступенях, как и фирменные бибоповые гаммы. Не рассказывают про замену аккордов (арпеджио 3-9 etc.) и outside playing.
Во многом это формировало «простой», диатонической привкус у моих импровизаций, и записей других студентов тоже. Понятно, что эти ограничения оправданы, курс подаётся как базовый и вводный, а эти темы явно более продвинутые.

Процесс

Каждую мою работу проверяли другие студенты, я, в свою очередь, делал то же самое. Для финальной оценки каждой работы рассчитывается средний балл из оценок нескольких человек.
За всё время я услышал только с тройку отличных записей, в которых чувствовался высокий уровень. Немногим больше было абсолютно никудышных: иногда студенты ленились даже выучить тему, и играли фальшиво и невпопад, слушать такое было довольно мучительно.
Играют на фортепиано, вибрафоне, на флейте, некоторые играют на гитаре или басу, несколько вокалистов выполняли задания голосом: пропевали тему, а далее изображали что-то вроде ската.

Минус системы в том, что уровень у всех разный, и оценивать записи будут и дилетанты, и хорошие музыканты. Часто рецензенты пишут бестактно, иногда безграмотно (без понимания темы и смысла задания) — такой отзыв получать неприятно. К примеру, мою последнюю работу несколько человек оценили в 10-12 баллов из 12, кроме одного — тот поставил низкий балл (7), который подпортил итоговую оценку. Может ошибся, а может из вредности — перед этим я писал в рецензиях нескольким людям, что им стоит больше работать над материалом. Однажды я сам промахнулся, и поставил низкий балл, потому что не понял критерии оценки. Я написал об этом на форуме, с просьбой удалить оценку, но от поддержки ответа не было.

Моя ошибка состояла в том, что термин chord scale я воспринимал как гамму, построенную на ступенях аккорда (арпеджио аккорда). В задании же требовалось использовать лады, соответствующие аккорду.

Итоги

Стал ли я запиливать как Джо Пасс? Нет. Написал ли какой-нибудь грандиозный материал, как Чик Кореа? Тоже нет.
Однако, думаю, что для моего музыкального уровня этот курс пришёлся в самый раз.

На курсе не было тем вроде «5 самых необходимых фраз для обыгрывания доминант» для механического заучивания, Бёртон пытался донести нечто большее: понимание, почему поверх одних аккордов одни приёмы работают лучше других.

Рассеялся туман над натуральными ладами: после того, как возникла насущная необходимость их играть, через пару дней занятий гаммы стали отскакивать сами от грифа. Выучить с десяток гамм в разных позициях оказалось не таким уж невозможным, по крайней мере, для базовых навыков. Тем более, лады диатонические, именно с них и стоит начинать: по сути, достаточно хорошо знать натуральный мажор по всему грифу, чтобы начать ориентироваться. Конечно, над тем, чтобы переключать визуализацию одного лада на другой во время игры, нужно потратить ещё много времени.

Записываться было увлекательно, сложность заданий как раз граничила с моими возможностями и это очевидно продвинуло меня — если сравнить, как я играл до и после курса.

Идеи

Важная мысль, которую я понял во время учёбы: не стоит рассматривать натуральные лады в тесной взаимосвязи с мажором, на ступенях которого они могут быть построены. Каждый лад имеет свой особенный звук и интонацию, в них по-другому работают тяготения.

Другая важная идея, к которой я осознанно пришёл уже после окончания курса: позиционная игра. Если бы у меня был этот навык во время курса, играть было бы легче. Навык скорее технический: вместо того, чтобы метаться от одного бокса к другому во время смены аккорда, можно «переключить» гамму на месте, и играть в той же позиции с тоникой лада на другой струне/ладу. Это может создавать интересное ощущение хроматики во время перехода из одной гаммы в другую.

Чтобы выработать «слышание» каждого лада, и научиться правильно ловить интонацию, требуется какое-то время постоянной практики, чтобы приучить слух к непривычным ладам (вернее, отучить только от мажорно-минорной фразировки), и начать играть их на лету. Об этом говорит сам Бёртон в конце курса: перед вами работа на многие месяцы вперёд. Глубину это факта и объём работы начинаешь понимать только к этому моменту.

Несколько тем посвящены принятию решений в реальном времени: какой лад использовать под текущий аккорд, учитывая, что для мажорных/минорных септаккордов есть по два-три подходящих натуральных лада (не учитывая остальную высшую математику, такую, как альтерированные лады/мелодический минор/«обогащённые» пентатоники/бибоповые гаммы). При этом аккорд может меняться каждые несколько секунд, а выбор лада может зависеть не только от звучащего аккорда, но и от контекста — функции этого аккорда в прогрессии и предыдущих аккордов.

Ещё из интересного запомнились приёмы развития темы. Бёртон учит, что тему нужно повторять не один раз (никто не запомнит), и не десять (всем надоест), а скромно, но со вкусом: не менее 3-х раз, прежде чем палить из всех импровизаторских орудий по обыгрыванию и переинтерпретации мелодии.

Услышал совет, до которого раньше дошёл сам: Бёртон во время игры представляет звук трубы или саксофона, и это создаёт разные интересные вариации и предслышание, которые помогают импровизировать.

Что нужно для учёбы

  • Любой инструмент. Вокалистам, наверное, будет сложнее.
  • Знание теории музыки: нотная запись, построение аккордов, тональностей.
  • Возможность записать свои импровизации. За запись с диктофона высшую оценку не поставят, но студенты в общем не тратят на это время, и зачастую хорошую композицию можно услышать в низком качестве.
    Я писал гитару в Reaper + Guitar Rig — быстро, удобно (это можно делать бесплатно в триальных версиях).

Ресурсы

Под обучение я просмотрел видео-школу Фрэнка Гамбале «Modes: No more mystery» (Лады: больше никаких тайн), которую также откладывал сто лет. Думаю, что вполне можно обойтись и без этого, потому что внутри только практика без особой теории: описано строение ладов, даны модальные прогрессии (что полезно) и совет играть часами, чтобы овладеть каждым ладом. Гамбале там сам много играет, что может быть полезным для настройки слуха.

Краткий обзор импровизации в джазе есть на английской вики: https://en.wikipedia.org/wiki/Jazz_improvisation

Загрузка...